Вилли спасли

Спасение косаток, зажатых льдами в Стародубском, вчера стало настоящим центром внимания сахалинцев. Тысячи человек с замиранием сердца следили за развитием событий, несколько десятков отважились отправиться прямо на место и принять участие в продолжительной спасательной операции. Самой драматичной частью спасения косаток стало вызволение из ледового плена пятилетнего Вилли — самого крупного кита, вызволить которого удалось лишь сегодня утром.

Корреспондент ИА Sakh.com по телефону связался с несколькими участниками ночной операции по спасению косатки и узнал их эмоции и переживания по этому поводу.

«Вы представляете? Это были семь тонн боли…» — Андрей Шершнев, «бомж-волонтеры» на черном джипе

«Я на работе ближе к вечеру залез на форум и прочитал, что во льдах косатку зажало. И сразу после работы переоделся, собрался, взял сына, и мы вместе поехали в Стародубское. Приезжаем и узнаем, что она возле «ковша» страдает. Поехали туда. А на месте, смотрю, народу много, а дело тухлое.

Она орет от боли, безысходности… Звук непереносимый… Вы представляете? Семь тонн боли… Познакомился тут же с Питером Ван Дер Вольфом из «Сахалинской энергии». Предложил свою помощь — он и говорит, да, помощь нужна. Тогда мы собрались и поехали в Долинск, взяли все что надо — топоры, ломы, кирки, чтобы долбить лед, и брезент, чтобы косатку укрывать.

Вернулся, а на берегу уже волонтеры начали потихоньку все обустраивать. Но самое сложное, конечно, было в воде. Мне, по счастливой случайности, достался гидрокостюм… И я тоже пошел к косатке на лодке…. Мы все там были мужики здоровые, но, по сравнению с косаткой, малыши, конечно… Растаскивали льды все вместе, на льдине откупоривали лекарства с Екатериной, вкалывали косатке для поддержания сил… Она, я видел, была в очень плохом состоянии… Думаю, если бы его не отправили в море — эта ночь была бы последней.

Фарватер там очень сложный… Между камнями шестиметровую косатку протащить непросто. А ведь ничего, никакой техники использовать было нельзя — только руки, только упорство и надежда на Бога.

Паша, Александр, Питер, Саша, я и еще ребята совместными усилиями, потихоньку толкали его, протискивали между камней. Сашка, он просто стоял возле морды, а косатка, казалось, старалась даже не дышать, чтобы не напугать своих спасителей. Не делала ни одного движения хвостом, плавником… Вы представьте, там лед вокруг… Тонны льда… А между ним и косаткой — человечек. Одно неаккуратное движение, один неосторожный вздох косатки — и тебя просто размажет.

Чтобы там не говорили, у косаток есть интеллект. Вилли нам очень сильно помогал. Он понимал реально, я вам клянусь, что мы с ним хотим сделать, и реально понимал, что может навредить… Был случай когда надо было ее протащить между двух камней — только боком. Он сам переворачивался, выдыхал воздух, становился меньше.

Потом пошел по чуть-чуть прилив. Мы продвигались с ним пока не дошли до глубины. И просто этот момент… Эмоции через край бьют… Он на глубине завалился набок и замер — показывал нам, ждал пока мы отойдем… А потом выровнялся, сделал вдох, плавник спинной, который был сильно загнут, у него встал как парус. Несколько взмахов хвостом… И как спортивная машина, в несколько взмахов, он торпедой ушел в море, просто ожил…

Он понял, что это свобода, что он идет домой. Были слышны крики тех косаток что ушли — они, видимо, стояли за льдами и ждали его. Мы орали, свистели, эмоции били через край… Все обнялись… Хотя не со всеми я даже успел познакомиться.»

«На Сахалине живут Человеки с огромной буквы Ч» — Ксения Рюмкина, клуб «Бумеранг»

«В первый раз приехали в Стародубское вечером, часов в 18. Оценить ситуацию, осмотреться. К этому времени в море уже ушли три косатки, осталась одна.

Поговорили со спасателями и поняли, что им будет очень нужна помощь волонтеров… Рванули в город, взяли КамАЗ, палатку, продукты, плитку, собрали волонтеров… Поехали. Потом еще несколько раз мотались — покупали лекарства, мази для косатки… Волонтеров, в итоге, набралось примерно 20-30 человек. И практически все помогали — не все в воде, конечно, кто-то — чай наливал, сушиться помогал, еду готовил.

Честно признаюсь, было жутковато. Ночь, море, лед. Но от косатки какой-то угрозы я не ощущала. Она была обессилена, ранена, но прекрасно понимала, что с ней происходит, и что мы не хотим ей зла… Давала возможность спасателям протолкнуть себя, замирала на месте, буквально не дышала.

Сахалинцы всегда были неравнодушными… У нас на острове живут Человеки с огромной буквы Ч. Всю ночь в воде пацаны провели… Менялись… Спасатели Полякова провели там всю ночь и утро… Это было непросто, но они выдержали… И, я надеюсь, Вилли тоже сумел уйти и найти свою семью.»

«Мы — ветеринары. И это наш долг» — Екатерина Черевко, ветеринар из Стародубского

«Я состою во внештатном формировании по ГО и ЧС. Поэтому, как только мы узнали о случившемся, сразу пошли на место. Страшно было идти в воде пешком, пересаживаться на лодку, лежать на льду и смазывать дыхательный проход.

Мы вместе с Питером, другими ребятами, еще одним коллегой из Стародубского смотрели за состоянием косатки, наблюдали, решали, какие препараты вкалывать, как помогать.

У меня, если честно, в первый момент просто эмоции через край били. Впечатление такое было, что это ребенок. Он такие звуки издавал, будто плакал как человек… Но мы — ветеринары, у нас есть долг, обязательства… Пришлось брать себя в руки и действовать.

Было страшно. И за него было страшно — укутывали, боролись. И за себя тоже. Все мы люди, есть свои страхи. Я никогда с такими большими животными не работала, не знала, чего от него ожидать, какой реакции. И, я думаю, никто из тех, кто был в море, не знал этого на 100%. Но не было ни одного такого момента… Угрозы, что ли. Косатка сама давала себя лечить, она все понимала, это было видно сразу.

В один момент один из волонтеров, кажется Андрей, спросил косатку: «Вилли, тебе больно?» И он тогда поднял голову и начал махать: «Да, мне больно». Я это своими глазами видела.

Кит понимал, что ему нужна помощь, и он сам помогал нам, издавал плач, когда его давили льдины, переворачивался в узких местах, спокойно дал себя уколоть…

Я теперь думаю, что у них и у нас больше общего, чем кажется. Это не человек, не собака, не кошка… Это совершенно другое животное… Но понимание, общий язык, даже несмотря на всю трагичность ситуации, мы нашли, мы сумели найти и наладить.

На самом деле, мне кажется, что я теперь буду как-то по-особенному относиться к морю. Быть может, когда-нибудь увидимся с Вилли.»

«Я думаю, без человеческой помощи шансов у него не было» — Питер Ван Дер Вольф, специалист по морским млекопитающим

«Мы прибыли на место, когда уже было темно. Там кипела работа — спасатели МЧС и сахалинские дайверы вместе работали, пытались вытащить косатку на глубину. Мы звонили специалисту из Москвы и рассказали о необходимых лекарствах… Эта беда, можно сказать, всех объединила. Это для меня была такая эмоция…

Даже с берега было слышно, что животному нужна помощь, что ему страшно. Такой большой кит, хищник, понимал, что мы ему помогаем, давал нам понять, когда ему было больно и страшно. Он не мог уйти сам, достаточно серьезно застрял. Везде камни, айсберги. Я думаю, без человеческой помощи шансов не было. Очень хорошо, что спасатели и волонтеры оперативно добрались до места и сумели все так организовать.

В целом косатка была серьезно измождена, передние плавники и хвост были поцарапаны об острые кромки айсбергов. Это не так страшно, раны были неглубокими. Но он находился в мелкой воде и практически лежал на собственном теле — такие большие млекопитающие обязательно должны плавать, иначе внутренние органы, сердце, легкие не выдерживают давление. Нам повезло, что был высокий прилив, если бы воды было чуть меньше, косатка могла бы не выдержать.

Все люди очень адекватно и здорово работали. Сделали все возможное. По-другому там действовать было нельзя: глубина небольшая, везде камни, лед и айсберги. На большом судне, чтобы пробить дорогу, было не подойти. Даже буксиром лед было невозможно вытащить. Но люди не отчаивались, все вместе работали, спокойно, слаженно. Косатке очень повезло. В данной ситуации все поступили так, как было единственно возможно.

Кит все понимал. Когда мы его тащили, сам себя поворачивал на бок, чтобы проходить мелководье. Постоянно показывал, где болит, как ему помочь, кричал, когда льды впивались в тело.

Самым запоминающимся был момент, когда он поднял плавник, помахал хвостом, головой… Это было для меня уникальная эмоция, такое неповторимое переживание. И все мы, стоявшие там, в воде, и люди на берегу почувствовали какой-то восторг, радость, воодушевление. Это было такое непередаваемое чувство.»

«Такая борьба с природой во имя природы» — Дмитрий Ковалев, волонтер, фотограф, член сахалинского отделения Русского географического общества

«Первое время хотелось плакать… Эти крики косатки, они были душераздирающими. Нельзя было слушать без чувств. Мы толкали льдины, защищали его, подплывали бортами, упирались, отталкивались. Такая борьба с природой во имя природы. Да померзли, да устали. Но это не смертельно, это не важно. Главное, что мы сумели сделать то, что хотели. Работали на пределе. Что нам помогло выдержать? Любовь к природе и понимание того, что это было необходимо. Помогать живому существу, спасать его. Я знал, что косатки на людей не нападают.

Все прошло отлично, результат положительный, а это самое главное. Это показатель того, что у нас есть единство, мы можем сплотиться. Хочу пожелать косатке удачного плавания. А всем участникам спасения — спасибо вам! Большое и человеческое!»

«Мы действительно жаждали спасти ее, и у нас это получилось» — Дмитрий Михайлов, старший группы спасателей Сахалинского поисково-спасательного отряда имени Полякова

«Такая операция была проведена на Сахалине впервые. Я не знал, да и никто не знал, как действовать. Это опыт. Теперь, если не дай Бог такое случится, мы знаем что делать. Животное действительно очень умное, понимало что происходит, всячески нам помогало. Огромное спасибо волонтерам — они нам очень сильно облегчили задачу. Мы несколько часов находились рядом с косаткой в воде, они нас подменили, взяли на себя часть работы. Мы прилагали все силы для поддержания жизнедеятельности косатки, которую назвали Вилли. Подъехали водолазы из «Дайвинга Сахалина», с их помощью смогли косатку передвинуть на более глубокое место. Потом они вместе с волонтерами «Бумеранга» дежурили, постоянно отгоняли льдины. Было волнение моря, их несло прямо на косатку. Защищали ее как могли. У нас была длинная веревка, ее на берегу привязывали к КамАЗу и тянули. А в воде ребята отталкивали льдины — отталкивали баграми и шестами тоже.

Мы касались животного, толкали его миллиметр за миллиметром к чистой воде. Нам дали брезент и ткань местные жители и «Бумеранг»… Укрыли косатку. Мы ждали прилива. И когда он начался, мы начали извлечение косатки. Этим занимались всю ночь в холодной воде… Вилли был очень изнурен, буквально не мог двигаться, люди на руках выносили его на открытую воду. Мы буквально толкали его. Набравшись сил, он как торпеда ушел в море… Были крики и радость…

Мы действительно жаждали спасти косатку, и у нас это получилось. Спасибо всем, кто в этом принимал участие.»

©

Рейтинг: 0

Комменты из Vk:

Оставить комментарий

Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img http="" alt="" height="" src="" width=""> <iframe alt="" height="" src="" width=""> <ul> <li> <ol> <src> <p>

Яндекс.Метрика

Copyleft 2010 - 2016 © Obobrali.ru
Disclaimer
Все права на оригинальные тексты и картинки принадлежат их авторам
Все материалы на сайте рассчитаны на категорию адекватных людей 18+




Авторизация

Регистрация

captcha image

Генерация пароля