Первое свидание

Обручальное кольцо упорно не желало слезать с пальца. Тоненькая жёлтая полоска метала намертво вцепилась в складки кожи, несмотря на судорожные попытки сдёрнуть его. А время стремительно убегало: ещё немного и девушка, спешащая впереди меня, повернёт за угол летнего кафе, пройдёт через арку и скроется в маленьких дворах микрорайона, густо застроенного старыми хрущёвками. И тогда вновь придётся терпеливо дожидаться подходящего момента, для знакомства с этой обладательницей стройных ножек, красивого круглого личика и густых чёрных волос, небрежно спадающих на плечи. Выдохнув, и постаравшись успокоиться, я аккуратно, миллиметр за миллиметром, сдвинул непослушное украшение до середины пальца, оставляя после себя бледную полоску незагорелой кожи, а дальше соскользнуло в подставленную ладонь, откуда незамедлительно перекочевало в задний карман джинсов. За это время незнакомка, которую я совсем недавно рассматривал восторженным взглядом, успела удалиться, и в разрыв вклинились две женщины, увлечённо о чём-то между собой болтающие. Я прибавил шаг, догоняя попутчицу:

— Девушка, извините, а можно с вами познакомиться?
Чуть сбавив шаг, попутчица, с которой я успел поравняться, слегка повернула голову, и я ощутил на себе любопытный и оценивающий взгляд её серых глаз.
— Вообще-то, я принципиально не знакомлюсь на улице, — улыбнувшись глазами и вздёрнув в показной надменности носик, произнесла девушка.
— Я тоже давным-давно ни с кем не знакомился на улице, — правдиво ответил я, глядя ей в глаза, — и, если честно, мне было очень сложно решиться. Я, конечно, понимаю, что вы идёте с работы, наверняка устали, и вообще, вечер пятницы – не то время, чтобы посвящать его всяким городским сумасшедшим, вроде меня, и если вы откажете, готов безропотно уйти. Буду грустить в одиночестве и страдать от свежеприобретённого комплекса неполноценности.

В серых глазах мелькнул искренний интерес, и незнакомка остановилась. Я застыл рядом. Чуть не врезавшиеся в нас женщины идущие следом, укоризненно посмотрели на вставшую посреди тротуара парочку, но мы не обратили на них внимания.
— А откуда ты знаешь, что я иду с работы? – подозрительно спросила, та, с кем я пытался познакомиться.
— Дедукция, — улыбнулся я, — наверное, уже полгода, каждый раз, как я оказываюсь здесь в это время, вижу тебя. С учёбы идти уже поздно, остаётся — с работы. И каждый раз, видя тебя, мне хотелось подойти и познакомиться, а вот сегодня, наконец, решился. Предупреждаю сразу, я не маньяк, и сейчас сам не верю, что всё это тебе говорю. Волнуюсь ужасно, вон, как пальцы дрожат.
И, вытянув вперёд руку, выразительно потряс ею.

— Ну, ладно, — девушка улыбнулась самыми краешками пухлых губ, — будем считать, что я заинтересовалась. И что дальше?
— О, планы у меня наполеоновские. Вначале я хочу узнать, как тебя зовут, потом собираюсь ненавязчиво проводить тебя до дома, стараясь произвести приятное впечатление своей воспитанностью и эрудицией, а потом совсем обнаглеть и выпросить номер телефона. А задачу минимум, я уже выполнил – я думал, что такая красивая девушка просто пошлёт меня взглядом, а она уделила мне уже две минуты своего времени, — я балагурил, пытаясь приковать к себе её внимание. – Ну и как, можно узнать твоё имя?
— Наташа…
— А я Витя, но можно использовать и любые уменьшительно-ласкательные варианты этого имени. А совсем недавно из этого кафе, — и показал рукой в направлении стоящих по соседству пластиковых столиков, — орала песня про Наташу.
— Если ещё и петь начнёшь: «Натали-и-и, утоли мои печа-а-али, Натали-и-и», — я с трудом смог удержать от ухмылки, слыша, как она, нарочно фальшивя, тянет строчку, — можешь считать, что даже свою задачу минимум не выполнил. Я эту песню ненавижу.
— Нет, нет, совсем другую, — я судорожно вспоминал, в каких хитах ещё упоминается «Наташа», потому что изначально и имел в виду ту песню, что только что напевала девушка, — классическая музыка летних дискотек и мегахит недавнего времени.
И, подхватив фальшивый тон собеседницы, протянул: «Наташа-а, Наташа-а, ты моё сердце и душа, Наташа-а, Наташа-а…», густо добавляя в слова акцента. Девушка звонко рассмеялась, а я начал закреплять свою маленькую победу.

— Я пожалуй возьму на себя наглость, и предложу пока прервать ненадолго наше караоке, а продолжить его за столиком. Буду счастлив, угостить кофе. Надеюсь, он тут съедобный, — и видя как девушка колеблется, торопливо продолжил, — понимаю, что тащить девушку, с которой ещё и познакомиться толком не успел, в уличную пивнушку – не самая лучшая мысль, но стоять посреди тротуара в час пик – наверное, ещё хуже.

Мы сидели на шатких пластиковых стульях и болтали о всяких мелочах, избегая неудобных вопросов о личной жизни, словно чувствуя, что их время ещё не подошло. Наши вкусы не совпадали почти ни в чём, из того о чём мы успели поговорить: нам нравилась разная музыка, разные фильмы, мы читали книги разных писателей, Наташа любила японскую кухню, к которой я относился совершенно равнодушно. Но это не вызывало во мне никакого отторжения, наоборот, с каждой минутой, проведённой рядом, меня всё больше тянуло к девушке, сидевшей сейчас напротив. Дрянной растворимый кофе, налитый в одноразовые стаканчики, успел остыть, на улице начинало смеркаться, а мы всё сидели, глядя друг на друга, обменивались малозначительными вопросами, перепрыгивая с одной темы на другую. Прервал разговор тёмно-красный кленовый лист, который кувыркаясь в воздухе, перелетел через забор кафе и приземлился между нами. Наташа взяла незваного гостя за черенок, и внимательно его оглядела.
— Красивый какой. А ты собирал в школе гербарий? – И, не дожидаясь моего ответа, продолжила, — А я собирала, засовывала листья, которые мне понравились, между страниц книжек, стоявших в комнате родителей. А потом про них забывала, и они рассыпались в труху и пачкали ковёр, когда папа доставал зимой что-нибудь почитать.
— Так можно собрать гербарий прямо сейчас, — кольцо, лежащее в заднем кармане, сквозь ткань джинсов больно впилось в кожу, и я поёрзал на стуле, стараясь принять более комфортное положение, — первый лист, вон, уже есть. А в ближайшем парке множество его собратьев, таких же красивых , и они лежат и дожидаются нас.

В парке было по-осеннему уныло. Вдоль дорожек, засыпанной упавшими листьями так, что было не видно асфальта, стояли тёмные скелеты деревьев, иногда налетавший ветер подвывал, играя в лабиринте веток, и шелестел немногими уцелевшими листьями, а наступающие сумерки покрасили всё вокруг в серый цвет. Но мы, не замечая царившего вокруг увядания, не торопясь, гуляли по аллеям, а когда включившиеся фонари подкрасили окружающее уютным жёлтым светом, нашли лавочку, спрятанную в глубине парка. Чтобы открыть без штопора предусмотрительно купленную по дороге бутылку белого вина, пришлось напрячься и протолкнуть пробку внутрь. Я искренне старался понравиться, много шутил и рассказывал о себе небылицы, не сильно заботясь даже о внешней правдоподобности рассказа, и радостно встречал каждую ответную улыбку, которую дарила мне Наташа. Придумывать себе новую жизнь, весёлую и яркую, оказывается – довольно увлекательное занятие. Особенно, когда рядом стоит та, которой хочешь понравиться.

Бутылка вина подошла к концу, и хоть я совсем не чувствовал опьянения, волнение, преследовавшее меня весь вечер пропало. Наташа тоже вела себя посвободнее, чаще улыбалась и предложение переместиться с унылой осенней природы в уютный зал ресторана восприняла вполне благосклонно. И в тот самый, когда мы собирались уходить из парка, у неё зазвонил телефон.
— Вить, я сейчас, — она отошла чуть в сторону от лавки, провела по экрану пальцем, принимая звонок, и поднесла трубку к уху. — Да, мам. Что случилось?

Поговорив, она подошла ко мне, внезапно став серьёзной и какой-то отрешённой:
— Всё, Вить, закончился наш романтический вечер. Мама звонила, говорит, Демид, как она его из садика забрала, капризничает. А сейчас температуру померила – тридцать семь с половиной. Вызывай такси, домой его повезём.
— Ну, сын. Никакой мужской солидарности. Нашёл время, только маме с папой романтики захотелось, нет, надо заболеть, — проворчал я вполголоса.
И, прежде чем лезть за телефоном, достал «спрятанное» кольцо и одел его на безымянный палец.
— Привык за столько-то лет. Пальцу без него неуютно, как будто чего-то не хватает, — объяснил я удивлённо глянувшей на меня жене, и вновь заворчал, — эх, а я так рассчитывал на то, что наше первое свидание окончится сексом.
— Не дождался бы! Максимум – поцелуй на прощанье, и то – в щёчку, — ехидно ответила Наташа, — додумался же, поить приличную девушку растворимым кофе в третьесортной забегаловке под открытым небом.
— Стерва меркантильная! — ответил я шутливым тоном.
— Нищеброд и неудачник! — парировала жена и показала мне язык.

Мы одновременно засмеялись, я привлёк её к себе, поцеловал и, держась за руки, мы двинулись к выходу из парка.

© витян

Рейтинг: 0

Комменты из Vk:

Оставить комментарий

Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img http="" alt="" height="" src="" width=""> <iframe alt="" height="" src="" width=""> <ul> <li> <ol> <src> <p>

Яндекс.Метрика

Copyleft 2010 - 2016 © Obobrali.ru
Disclaimer
Все права на оригинальные тексты и картинки принадлежат их авторам
Все материалы на сайте рассчитаны на категорию адекватных людей 18+




Авторизация

Регистрация

captcha image

Генерация пароля