Дорожная история

Взял тут.

1.

Я попал сюда случайно. Нас в вузе перед каникулами спросили — кто хочет подработать? Я говорю — я хочу. Они — отлично — вот направление в «Е*аный дарожнег» иди и не подведи. Ну я устремился. Пришел по адресу — нашел на окраине города в какую-то хибару, похожую на наркоманский приют. Из тех, где насри на столе секретарше, никто даже не заметит ничего необычного.
Конечно, надо было сразу оттуда съе*ывать. Еще до первого вопроса директора на типа собеседовании. Когда он, ковыряясь пальцем в ноздре, доверительно спросил:
— А ты с какой крытки?
— Что?
— В какой тюрьме сидел?
— А чо, без этого не берут? — не понял. — Я по направлению от отдела молодежи администрации города. Сказали, тут подработать на каникулах можно.
Директор судорожно засопел, так, что едва не всосал ноздрей палец в нос по самый локоть. Оказалось, это он так смеетсо понечеловечески.
— Ыыыди, проходи инструктаж и завтра жду на работу.

2.

В бригаде было несколько мужиков в наколках с испитыми лицами. И еще несколько моих сверстников, тоже с наколками. Узнав, что я студент, они дико заржали.
— Ладно, нас никто нихуя никуда не берет в нормальные места, вот здесь и мыкаемся, тебе то блядь это нахуй?
Я пожал плечами и сказал, что съебаться всегда успею, посмотрим, че тут за работа.
Трудовой народ махнул на меня рукой, мол, хуй с тобою, золотая рыбка, выдал лопату и жылетку и мы поперли чистить уличные дороги, а конкретно — обочины, от грязи и песка.
В рабочий час нам полагалось по пятнадцать минут отдыха, которым мы активно пользовались. У одного были вечно спешащие часы, по которым мы замеряли, когда садиться отдыхать, у второго — вечно опаздывающие, по которым мы поднимались и ебошили лопатами с метлами дальше. Отдых растягивался на полчаса. Но его нам портил злобный бугор по кличке Пузырь. Прикатывал на своем гнилом тазике и материл так, что поначалу я даже думал, что он говорит с нами на незнакомом языке.
Когда его не было, мы рассаживались вдоль тротуара. Начиналась главная забава дорожников — обсуждать прохожих телок. Громко и со вкусом. Цокает каблучками, к примеру, мимо нас этакая вся из себя фифа, а в ее сторону несется наше громкое:
— Блядь, у нее же сиськи трясутся, проколола и сдулись?
— Смотри, какая жопа отвисшая!
— Походу стринги носит задом наперед.
— Ну и хуй, смотрите, губки то рабочие, сосет, поди, что «Кирби».
Румяная дамочка резко ускоряет шаг, получив заряд бодрости на весь день, а бригада принимается за следующую жертву:
— Ой, пиздец, у нее же чулки в жопу зажевало!
— Какие нахуй чулки, она походу три дня на горшок не ходила, вон как переваливает. Щас тут и обосрется.
— Не мешай бабе окорочка коптить!
— Блядь, пиздец, а эта ваще горилла! Ааа, сука, побежали работать, пока я не сблевнул!
Остальные мимохожие бабы в этот момент не подозревали, что от прилета куска морального говна в душу их спасло появление Пузыря на горизонте.

3.

В этот раз Пузырь нас собрал и торжественно сказал, что теперь уборка улиц отменяется.
— Наш сраный мэр, ебать его сапогом по колено в жопу, отвалил кучу бабла на ремонт дорог. Так что теперь будете с утра до вечера хуярить асфальт. Завтра чтоб все прикандобошили в кирзачах. Резину асфальт прожжет за раз. Все поняли суки? Плафон, пидар, попробуй только нажраться! Мазута, съебешься, лопатой выебу! А теперь хуярьте резвым кабанчиком с моих глаз долой, шайка гнусных пидарасов!
Казалось бы, обычная сценка из жизни на тему ебли начальником подчиненных. Но пролетариат не оставил последнего слова за своим угнетателем.
Плафон дико заржал, подошел к гнилому отродью ВАЗа, на котором приехал Пузырь, и, достав хуй, приоткрыв капот, начал сношать несчастную машину.
— Да, детка, да! — иногда бросал он, шлепая жесткой ладонью по поверхности капота.
— Да ты охуел!??? — завизжал Пузырь, выпялив глаза, словно мартышка, которую внезапно дефлорировал в жопу слон. — Тут же дети ходят!
— Дык я ж не кончал. — простодушно оправдывался Плафон, показывая щербатый рот.
— И правильна, главное вынуть вовремя, — поддержал безопасный секс кореша Мазута. — А то пузыревский тазик еще родит какой-нибудь «Запорожец»…. заебешься с гайцами разбираться, где его взял.

4.

Позже я узнал, что Плафон в свое время был охуенным водителем на том же самом дорожном предприятии. Однажды ночью после дикой пьянки он сел за руль своего грузовика и покатил домой. Через некоторое время поездки понял, что его срубает и решил затормозить, прикемарить до утра. Проснулся уже в больнице, весь нахуй в бинтах и переломах. Этот ебучий счастливчик умудрился в ночной тьме встать грузовиком прямо на железнодорожные рельсы. И его снес первый же поезд.
— Как оклемался, прихромал в наш «Ебаный дорожник», а мне больничные не дают! Наша бухгалтерша суходрищавая (хоть ты бы ее, Студент выебал, может добрее будет), говорит — пиздуй в поездячий главпункт… депо, головной офис железнодорожный или как там их паравозный рейхстаг называется, я ебу. В общем, потребовали, чтобы я взял от железнодорожников справку, что они ко мне опосля того, что смяли грузовик в лепешку и меня угандошили, не имеют никаких претензий. Я к ним пришкандыбохал, они там как узнали во мне того самого водителя грузовика, высыпали всей толпой, мацают, как пьяную бабу. Ты жив, чо ли!? Так мы ж собственоручно твой трупак из кабины вытаскивали! И, базара нет, нормальные оказались люди, не то что наши мудаки. Все что надо подписали.

5.

Зарплату выдавали только вечером в пятницу. Дадут раньше, пизда работе — находить спиртное бригада умела так, что поисковые собаки вешались от зависти. Однажды новенькая бухгалтерша по запарке дала деньги в обед. Через час все уже кроме меня (не рисковал пить ту бурду, что они потребляли) лежали наповал убитыми зеленым змием, чтобы воскреснуть лишь под рев брызгающего слюной Пузыря. И то, единственно с целью послать его нахуй, чтоб не дрочил над душой свой тщедушный стручок.
Пузырь после этого торжественно увольнял всех ебучих алконавтов. Ага, в вечер пятницы. Что не мешало уволенным как ни в чем ни бывало приходить на работу утром в понедельник (зарплаты хватало лишь на два дня пьянки), разбирать свои лопаты и идти въебывать. Это в ночной клуб блядей, жопу крутить на шесте легко найти. Найдите дураков вкалывать весь день за копеечную зарплату.

6.

А в это время Родина потребовала от нас трудовых успехов. Мэр перед выборами решил выебнуться и покрыть все дороги новеньким асфальтом. Ясен хер, не своими пухленькими ручонками. Выгнал всех нас в две смены на дороги и мы там въебывали до потери пульса. Базы даже не видали. К счастью, нам выдали охуенный кунг, подвозили жратву бесплатно и вовремя, что было заебись. Правда, хорошая хавка не помешала Мазуте нарвать в ближайшем осиновом колке полный пакет каких-то грибов. С ними он гонялся за плюгавым мужичком с удочками, заставляя опознать в грибах какие съедобные, а какие нет. Мужичок долго уверял, что он не грибник, а рыбак и вот сука даже удочки, Мазута ему не поверил, обиделся, послал нахуй и от обиды сожрал все собранные грибы.
Его даже Плафон обозвал ебланом (хотя уж кто бы говорил).
Но в чем то Плафон был прав — не хватало еще иметь на руках сдохшего от отравления грибами Мазуту. Наша бригада и так таяла: одного молодого отпиздили во дворе спортсмены. Тупо шел никому не мешал. А в это время какой-то тип отмудохал какую-то девку, у которой оказалась в знакомых толпа боксеров. Они выскочили из своей боксерни, рванули искать обидчика, увидели нашего дорожнорабочего паренька, а поскольку вид у него был самый что ни есть алконаркомановоровской, там же и затоптали. Лежал дома и ссал кровью, хуле. Сам виноват, носи очки и галстук.
Дорога постепенно уходила в сторону от города. До соединения с федеральной трассой оставалось уже почти ничего.
К концу очередной недели удивил Пузырь, прикатив с целой охапкой новеньких оранжевых жилеток и, что самое прикольное — с набором строительных касок. Народ, посмотрев на них, покрутил пальцем у виска и обозвал бугра по матушке, батюшке, бабушке, дедушке, затронув также религиозные мотивы. На что Пузырь сказал:
— Знаю, что нам это в хуй не впилось! Мэр распорядился! Он сюда с телевидением приедет, снимать открытие дороги, чтоб все были в этой хуйне и смотрелись красиво!

7.

Однажды, когда мы после работы присели пожрать у костерка, из зарослей на нас, ломая сухарник, вышла баба. Бомжиха. Давно немытые патлы на башне, опухшее от вечного праздника жизни лицо, походка позднего зомби, взгляд утонувшего сотрудника налоговой инспекции.
— Вы чо тут, ханку варите? — с надеждой спросила она.
— Нет, иди на хуй, — ответил Мазута и бросил в нее камень. Промахнулся. Тогда за дело взялся Плафон.
— Эй, хиппи, на хуя тебе ханка, пойдем лучше ебаться!
Пауза была короткой, но она заменила сторонам первое свидание, признание в любви, букетно-конфетный период и серенады под луной. Бомжиха с готовностью кивнула.
— Ну пошли, чо. А куда?
Плафон указал на кунг.
Когда подрулил на своем традиционном тазике Пузырь, процесс уже подходил к финалу. Заметив среди наших рядов отсутствие одного тела, он заверещал, что выебет и высушит ебанного проебанного Плафона.
В это время Плафон открыл дверь из кунга, лихо метнув в кусты использованный гандон, чем шокировал а) Пузыря, над ухом которого просвистело это резинотехническое изделие б) Меня, поскольку я не ожидал, что он будет предохраняться, не вязалось такое с его имиджем (а как же — потом удивлялся тот на мой вопрос — а вдруг баба от меня чо нить подхватит?).
— Аааа! — сладко потянулся Плафон, застегивая ширинку. — Пузырь, будешь бабу? Ты не смотри, что бомжиха, ебется, как швейная машинка!
Из его спины высунулась бомжиха, почему то в каске и жилетке. Она зарделась от такой положительной рекомендации.
— Ты на хуя эту блядь в робу вырядил!? — опешил Пузырь.
— Чтоб тебя напоминала, мой сладкий, — отвечал Плафон. — Выебать начальника, что может быть приятней?
— Еще одна шутка такая и я тебе въебу, пидар! — не выдержал Пузырь, воздев свой кулачок к носу Плафона. — Во! Чуешь чем пахнет!?
Плафон подался лицом к патетически выставленному кулаку бугра и принюхался.
— Спермаком пахнет, — удивленно ответил. — Опять дрочил на картины Айвазовского?
Разумеется, Пузырь ему не въебал. Зассал. При всей страсти к алкоголю и разгульной жизни, мужики в бригаде были на удивление сильными. А хули — попробуй лопатой помахай с утра до ночи, изо дня в день из года в год.
В это время, пока я отвлекался, из-за поворота выскочила модная иномара, решившая на шару проскочить по ремонтируемой полосе, где еще только разровняли, но не прикатали слой асфальта. Для этого нарушитель сбавил скорость. Мазута встал на его пути, загородив собой ремонтируемый участок и ебнул по капоту с размаху лопатой. А когда водила высунул рожу крикнуть что-то обидное, заткнул протест в зародыше еще одним молодецким ударом лопаты по хавальнику.
— Добавки надо или сам съебешься на свою полосу?
Мужик в авто открыл рот, затем захлопнул. Ну хули, охуеешь от такого привета. А там уже на выручку к корешу спешили все мы с лопатами наперевес.
— Чо молчишь? Горло пересохло? — гоготнул подоспевший Плафон. — Так давай в рот нассу, мокрее станет.

8.

Вскоре стало ясно, отчего так кипешится бугор: буквально через пару часов после его приезда, к нам подрулила целая делегация. В главной машине сидел мэр с парой шестерок, в других — местная пресса с видео и фотокамерами. Когда зашла речь, у какого дорожника брать интервью, вся бригада дружно показала пальцем на меня. Спрашивали всякую хуйню про то, как работалось, в чем романтика этого дела и ваще. Отвечал также тупо, что работаю, канешно, из-за романтики, что у нас охуенный коллектив, Пузырь нам как мать, Плафон, как отец. Что масса впечатлений от общения с трудовым народом.
Тут же крутилась бомжиха, которую Пузырь так и не успел сплавить, только отобрать каску с жилеткой. К ней подскочил мэр, крепко пожал руку. Она сказала, что повариха и принесла ребятам еду, потому что дороги делают. К моему удивлению, им всем было насрать на ее убогий внешний вид. Походу, они давно простых людей не видели, и решили, что они такие все и бывают.
Пресса попыталась вымутить «у местной жительницы» слова, как она охуенно благодарна мэру за новую дорогу. Но та простодушно сказала, что мэр у них еще тот пиздюк и она ему нихуя не благодарна, не признав в жавшем ей руку градоначальника. Поэтому пресса от нее отвалила и опять накинулась на меня. Я пиздел без умолку. А хуле там, незаконченное высшее все тки.
В это время мэр слазил в кунг, типа с проверкой нашего быта. Там было накурено и засрано, поэтому СМИ за ним не пустили. Зато вылез обратно мэр уже в каске и жилетке — теми, что были на бомжихе, когда ее совокуплял Плафон.
Далее он стал в этом наряде принимать разные героические позы на фоне катка, наших работающих фигур, как он крепко жмет руку Плафону и прочей хуйни. Выдал на камеру, как он заебался и устал строить эту дорогу, но уж коли все для людей, то ему нихуя не жалко. Ни сил своих, ни средств. Потом эта компания расселась по машинам и съеблась.

9.

Через выходные Плафон не вышел на работу. Бомжиха ни с кем кроме него ебаться не захотела, заскучала и вскоре потеряла к нам интерес. Мы докончили участок, вернулись к уборке улиц с ямочным ремонтом.
Однажды, придя на базу, застал Пузыря, который собирал в кучу новенькие каски и жилеты. Он пыхтел и матерился.
Увидев нас, Пузырь высыпал на стол серые тюбики с какой-то мазью.
— Сегодня день санобработки, блядь. Плафон звонил, сука….
Выяснилось следующее: от бомжихи Плафон подхватил целый букет всего. Вшей в ассортименте — обыкновенных и лобковых. Чесотку. Еще много разной безрадостной хуйни. Пузырь объявил выходной, велел разобрать мазь (цените, пидары, на свои деньги купил!) и дома мазаться до похуения. А он пока сдаст всю нашу робу на обработку.
Что волшебно — едва Пузырь заикнулся про вшей и чесотку, внезапно так все зачесалось и засаднило…. Я схватил свой тюбик и понесся домой. Принял душ, намазался с головы до пят, завалился на диван, смотреть телек и сохнуть.
Лениво щелкал по каналам, пока не наткнулся на что-то местное. Там после победы на выборах шло чествование свежеизбранного прошлого мэра. Уже засыпая, слушал речь диктора, смотрел, как мэр шлепает по торжественному залу…. Как начинает толкать телегу про любовь к городу. И тут меня словно ошпарило: сука, да он же чешется! Я подскочил с дивана и прильнул к экрану. Так и есть, время от времени, борясь с собой, мэр почесывал то руку, то бок, то ляжку, то как бы волосню на тыковке подправит. Сразу вспомнилось, как он напялил на голову каску после той вшивой бомжихи, как крепко жал ей руку…
— Аааа, бляааа, — ржал я. Мэр то чесоточно-вшивый!
А телек продолжал доставлять картинкой: вот речь закончилась, и к мэру подвалил губернатор, долгое крепкое рукопожатие, потом — спикеры областного заксобрания и городской Думы, депутаты, замы, другие официальные лица… Рукопожатия, объятия, поцелуи, снова рукопожатия….
Разумеется, тайну того, почему вся бригада целый день отсутствовала, никто из нас не выдал. Ни директор, ни Пузырь, ни мы сами. Только однажды мы были близки к провалу. Когда, наблюдая нашу работу, проходящая мимо бабуля брякнула:
— Вот молодцы, дорогу отремонтировали! А я уж думала, наши власти вообще не чешутся!
— Еще как чеешутся… — вздохнул Мазута, Пузырь от ржача ебнулся об дверцу своего тазика…Бригада начала сползать на дорогу в истерике дикого смеха. Громче всего ржал вернувшийся после курса лечения Плафон.

© Чезахуй

Рейтинг: 0

Комменты из Vk:

Оставить комментарий

Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img http="" alt="" height="" src="" width=""> <iframe alt="" height="" src="" width=""> <ul> <li> <ol> <src> <p>

Яндекс.Метрика

Copyleft 2010 - 2016 © Obobrali.ru
Disclaimer
Все права на оригинальные тексты и картинки принадлежат их авторам
Все материалы на сайте рассчитаны на категорию адекватных людей 18+




Авторизация

Регистрация

captcha image

Генерация пароля