Фанфик по Миру Танков. Удалён с фан-раздела WOT за жестокость.

За линк спасибо tukki

Удивительно неприятно проснуться в полпятого утра от звонка в дверь. Ещё неприятнее, открыв её, получить, как обухом в лоб:
— Гражданин Зайцев? Вы мобилизованы.
С этой фразы неизменно начинались мои самые жуткие кошмары. Заканчивались они, правда, довольно разнообразно: то я заживо горел, то меня расстреливали невидимые снайперы, а иногда я бессильно бился в глухую броню мёртвой стальной коробки, забытый после проигранного боя.
Сейчас эта фраза прозвучала не в кошмаре, а наяву — а это, понятно, самое кошмарное и есть.
Меня выдернули из квартиры, как репку с грядки, позволив обуться и накинуть куртку, но не дав даже завязать шнурки и схватить мобило. «Быстрей, быстрей, это вам не нужно, там дадут.» Впрочем, ткнуть ладонь в папиллятор всё же заставили — цена ошибки высока. Под руки с двумя камуфлированными амбалами (У, суки! вояками притворяетесь! вам-то не в танк!), вприпрыжку с четвёртого этажа по лестнице. Короткий и бешеный рывок в бронированном «Братке», под рваную «танковую» сирену. Непереносимый вой турбин лёгкого сверхзвукового транспортника, где я, по крайней мере, смог завязать шнурки и сходить в притворяющийся туалетом алюминиевый закуток. Под присмотром обоих амбалов, конечно.
Час или полтора подёргавшись — именно так ощущался полёт на военном самолёте, не имеющем ни иллюминаторов, ни систем стабилизации — унылая тёмно-зелёная коробка замерла, турбины стихли и широкая рампа в хвосте отвалилась, впуская в отсек запахи ночной степи. К этому времени я достаточно проснулся для того, чтобы сложить один и один.
Россия. Степь. Прохоровка, провались она к дьяволу и всем чертенятам. Никогда мне здесь не везло.
Амбалы почти вынесли меня из самолёта на руках — я еле передвигал ногами. Ещё рывок, теперь на тяжёлом «Карателе» и без сирены — и я сброшен на жёсткий стул, моргаю ослепшими от яркого света гляделками и слушаю хриплый, гавкающий голос:
— Последний здесь. Начинаем брифинг, бойцы. У нас осталось всего четыре часа.
Длинный стол, два ряда лиц — и во главе стола точная копия покойного генерала Лебедя, если бы, конечно, он был жив и к сегодняшнему дню пережил бы ещё пару-тройку падений с вертолётом. Ещё из старой Армии, похоже.
— Отвечаем честно: кто из вас за последний месяц тренировался больше двух раз? Так, хоть двое, и то хлеб. А кто за полгода тренировался меньше двух раз?
Тяну руку. И не я один. Военный затейливо матерится: по его словам нас четверых следовало бы… Нехорошо с нами поступить нужно, по его мнению.
— Если кто-то не знает: восемь часов назад наша страна была вынуждена объявить войну Львовскому Халифату. Есть мнение, что салоеды давно готовились именно к этому варианту — они немедленно заявили случайный бой на технике первых уровней. Посредники запустили машину, и она выбрала именно вас — и теперь вся Россия молится, чтобы Великий Белорусский Рандом выбрал из пяти миллионов недомуслимов, скорее всего надроченных именно на эту технику, ещё более гнилое танковое мясо, чем вы.
Мне обидно: все наставления рекомендуют добиваться результатов на технике одного класса, не размазываясь — и что я, виноват, что именно сейчас выбрали меня, профессионального артовода? Был бы бой пятых-восьмых, этот шрамастый хмырь меня бы в корму целовал…
— Два часа назад Посредники прислали карту, список техники и разрешение рассадить вас по усмотрению. Усмотрение — моё. Мне важен результат, а не ваши шкуры. Так что непопадающие в рамки — сразу говорю — смертники. Прощения просить не буду. Это война. Да, пока я не начал: у кого-то из вас есть навыки, не отражённые в официальном файле и могущие повлиять на?
«Повлиять на» что, урод? Фуражка мозги съела?
К моему удивлению, руки тянут сразу трое.
Прыщеватый «юноша», лет тридцати, с клочковатой бородой и в толстых очках, не дожидаясь разрешения тараторит:
— По собственной инициативе проходил дополнительное обучение на самоходках! Добился пятидесяти девяти процентов побед на Т-18!
И, вильнув взглядом, добавляет:
— С левой учётки, чтобы статистику не размывать…
Шрамастый выходит из-за стола, подходит к этому вечному девственнику, кладёт ему руку на плечо и, неожиданно-участливо говорит:
— Знаешь, парень… В другое время я бы понял твоё стремление отсидеться за толстой бронёй и в кустах…
Удара я заметить не успел. Очкарик, будто бы по собственной инициативе, с резким наклоном бьётся мордой об спинку стула и, задыхаясь, пытается что-то блекотать — а военный твёрдо заканчивает:
— …Но сейчас — война. И если ты своей задницей поймаешь хоть один снаряд, предназначенный настоящим самоходчикам — считай, прожил жизнь не зря. Так. Вы что-то хотели уточнить?
Это тянется безногий мужичок. В жизни последние лет тридцать он явно ездил на коляске, его руки неосознанно хватают воздух в поисках колёс. Но коляску ему с собой не взяли.
— Тарщ плковник, разрешите обратиться! Я по-основному — тяж, но участвовал в рандоме двенадцать лет назад на арте. СУ-18. Неплохо вышло, троих убил. Разрешите повторить!
Шрамастый (ого!) полковник смотрит на инвалида, как манул на что угодно.
— То-ва-рищ Кальмар! Я удивлён и опечален вашим мнением о нас. СУ-18 была забита за вами ещё до того, как вас сюда доставили. Теперь вы, барышня?
Толстенькая сисястая барышня, лет восемнадцати, на секунду задумывается, прежде чем выпалить:
— Я азбуку Морзе знаю!
Ух ты! Может быть, мы даже знакомы?
Полковник, секунду подумав, качает головой.
— Бесполезно.
Барышня, погрустнев, садится обратно, и я, перестав слушать бухтение вояки (а что он мне нового скажет?!) шепчу ей через стол:
— Си Эл Джи. Си Кей. (CLG — вызываю. CK — проверка.)
Удивлённый взгляд в ответ.
— Си Эф Эм. Си Эс Дупа Экс Эль. (CFM — подтверждение. CS — позывной.)
Знакомы, конечно. В век Глобалнета коротковолновиков в мире не так уж много. Единицы тысяч, всего-то…
— О Кей. Си Эс Фэткэт Сикс. Си Ю Эль. (ОК — Понял. CUL — встретимся позже.)
На улыбку Дупы можно было любоваться часами. Можно было бы. Если бы не полковник, который, оказывается, уже вовсю распихивал нас по машинам.
-…Зайцев, позывной Фэткэт! БТ-2, номер два.
Здравствуй, смерть. Светляки никогда не выживают.
-…Милютина, позывной Дупа! МС-1, номер два.
«Прощай, подруга!» — подумал я, подрываясь вслед за остальными. «У тебя хоть есть шанс…»

***

Современный боевой танк — не совсем то, что под этим словом понимали каких-то тридцать лет назад. Точнее, совсем не то.
Три десятка лет назад одна маленькая, почти никому не известная страна с диктаторским режимом, каким-то невозможным образом совершила гигантский прорыв в одной маленькой и почти никому не известной области квантовой физики. В остальном мире это заметили не сразу. Заметным это стало лишь после того, как всё ядерное оружие на планете превратилось в бесполезные свинцовые болванки, территория Белоруссии окуталась невидимым, но непроницаемым барьером, а в эфире на всех волнах понеслась зацикленная передача.
Длилась эта передача три часа, но её краткое содержание можно передать за минуту.
1) С этого момента ВСЕ обычные войны на планете прекращаются навсегда.
2) С этого момента ВСЕ межгосударственные споры, ранее решавшиеся военной силой, будут решаться в сражении двух команд, отобранных из граждан конфликтующих стран.
3) Если какое-то государство с этим не согласится — территория этого государства будет очищена от ВСЕЙ биологической жизни в течение часа. После чего его территория будет поделена между соседями.
Мир оказался понятливым. Миру хватило одной демонстрации. Аляска досталась русским, Канада и Мексика мирно разделили оставшуюся территорию США. Четыреста миллионов трупов (не считая животных) закопали, мёртвые леса выжгли и насадили новые.
Новые правила игры были несложными: если между двумя государствами возникает спор, который сложно разрешить дипломатическими методами, Посредники (так стала называть себя Белоруссия) предлагают решить этот спор в маленькой «игрушечной» войне. По миру было раскидано три десятка полигонов, всем желающим предоставлялись (бесплатно!) боевые машины различных моделей и тренажёры для населения. Государство, которому была объявлена война, выбирало формат битвы (случайная выборка экипажей или отбор лучших), а также уровень техники. Посредники выбирали полигон, составляли список доступных танков и, в случае рандома, отбирали бойцов.
Команда, уничтожившая всю команду противника, побеждала. Победившее государство жестоко, почти без ограничений, нагибало проигравшее. Ограничения были на геноцид и некоторые другие подобные вещи.
После первого шока кое-кто решил, что вместо такой войны лучше заслать к несговорчивым оппонентам команду диверсантов-террористов. А сами, типа, не при делах.
Территорию Ливана разделили Израиль и Сирия.
Кстати, в первой в истории «новой войне» Сирия отжала у евреев и этот кусок бывшего Ливана, и Иерусалим. Дрались в Африке, на «Шерманах» и «Матильдах». 15:9.
Так вот, о чём я. Боевой танк сейчас представляет собой довольно точную копию исторической модели. Снаружи. И пушка, и броня — тоже те же.
Внутри — ложемент оператора, система виртуальной реальности, автомат заряжания и радиостанция.
Когда ты в танке — ты танк. Броня — твоя кожа, такая тонкая и уязвимая. Пушка — твоя рука, неверная и дрожащая. Гусеницы — ноги, вязнущие в грязи, а ещё сбить гусеницу на косогоре ничуть не менее больно, чем сломать свою настоящую ногу. И это, обычно, конец.
Стальная коробка открывается только снаружи. Если болванка, прошившая твою кожу-броню не убьёт тебя-человека сразу и не зажжёт баки — молись, чтобы твоя команда выиграла. Победителей из танков достают, проигравших — никогда. Говорят, что иногда в бою можно услышать крики из танков, подбитых на этом полигоне месяц назад… Брехня. После боя битую технику убирают и сбрасывают под пресс — не открывая.

***

Мы выезжаем из ангаров на поле боя, как древние гладиаторы на арену. Аве, Посредники, идущие на смерть посылают вас в жопу! Два часа до этого мы повторяли рисунки боя и тактические схемы, зубрили кодовые слова и условные обозначения, вспоминали особенности рельефа и молитвы. Через пять минут мы всё это забудем, останется лишь хрип эфира, ускользающий силуэт в прицеле и Леди Смерть с поцелуем наготове.
Автоинъекторы выдавили в кровь свою адскую смесь фенэтиламинов, зашевелились зубы во рту, в наушниках непроизвольный кашель курящих и напутственный матерок шрамастого полковника, оборвавшийся на полухуе.
ЩЁЛК!
30 секунд!
ЩЁЛК!
29 секунд!
— Эй, москали, вы там не пообсирались?
— Немного, но тебе поесть хватит.
ЩЁЛК!
25 секунд!
— За что воюем-то, братушки?
— За Крым опять, ити его маму.
— Так он же сейчас армянский?
— Так отож.
ЩЁЛК!
18 секунд!
— Кожинь дозахиду, як балакали.
— Кто ломанётся, сука, лично в жопу пальну.
— …тому москалив треба знищуваты. И тут нам у пригоду стае наша славна артилерия…
— …фашистов… хррр… кха-кха… беспощадно…
— …шёл кацап — зубами цап…
— …пить… мама… дайте пить…
ЩЁЛК!
Пять!
Четыре!
— Нахрен это надо?
Три!
Два!
— Йййййэбааааать!
Один!
И, одновременно с «В БОЙ!»:
— ПАЙЕХАЛИИИИ, БЛЯААА!

***

Карта «Прохоровка» — из обманчиво простых. Казалось бы — справа кусты, как созданы для арты и самоходок. Казалось бы, — слева гора, как специально для быстроходов. Казалось бы — посередине холмистое плато, зона смерти для всего живого…
Но нет.
По кустам могут пройти лёгкие светляки, вырезая арту и светя черепашек-самоходок. На гору могут влезть снайперы-самоходки, превращая весь полигон в тир. В низинке плато может затаиться арта, молниеносно швыряя трёхдюймовый портфельчик почти в упор.
А может быть и ещё как скомбинируется.
Наш вариант, в расчёте на шибко умного вражину, стандартен. В кусты рванулись три АТ-1, трусливый очкарик на Т-26 проехал ещё километр и всунулся, поглубже забился в крохотный овражек, выставил стереотрубу, перестал дышать от лютого ужаса. Два панцер-ягера и два МС-1 переползли насыпь и взяли на прицел гору. На горе — моё место, щебёнка под гусеницами хрустит, я туда, светить, а потом и гореть, скорей, скорей. А за спиной разворачивается остальной дрек — МС-1, два трактора, паровозик и реношка ползут напрямик, а впереди их вьётся бэтэшка, то выныривая из-за гребня повыше, то ныряя под насыпь, то виляя между гранитными клыками…
Выстрелов почти не слышно, на радаре с писком проявляются засвеченные в кустах враги. Их трое, они стреляют по бэтэшке на поле, мажут… Я, продолжая карабкаться по каменистой круче, верчу башней-шеей, и вижу, как очастый идиот, одурев от близости врага, лупит в ближайшего БТ.
Через пять секунд он мёртв, без вариантов, аж башня слетела. Подраненный им БТ ловит портфель в бок, застывает — и самоходки разносят его в фольгу.
Теперь у нас нет света в кустах.
Я на вершине, здесь пусто. Броском к обрыву, тут куст удобный, замереть, замереть… Всё, поле — моё. Господь сотворил, а я — отслеживаю.
Сверху видно, как вражья САУ стреляет куда-то в мою сторону. Нет, не в сторону, в меня она стреляет, трёхдюймовый разрыв в пяти метрах, осколки больно царапают корму. Уходить нельзя, Товарищ Кальмар уже повернул ствол и сводится, выстрел, ихняя САУ получает прямое попадание и умирает, но за полсекунды до этого успевает выстрелить, назад!!! Снаряд рвётся в полкорпусе передо мной, где я только что стоял, два трассера стригут куст там же, но я уже лечу с горы вниз, только в штанах горячо и мокро. Цель выполнена, на гору никто не идёт, два МС-1 с их стороны стерегут с острова.
А тем временем враг развивает раш по кустам, схема номер два, пионерская. Самоходки уже погибли, убив второй вражий БТ, Т-26 и панцер-ягера, наши тракторы разворачиваются и спешат в кусты, МС жмутся к камням, а БТ уже погиб, кто-то его достал. Лишь тупой паровозик зачем-то едет прямо, да реношка, бросив всех и вся, лезет на насыпь и бесславно загорается под сдвоенными ударами болванок с острова.
Мой выход, снова. Разгоняясь, я вдруг понимаю, что ору во всю глотку нечто нечленораздельно-матерное, замолкаю, и тут же начинаю орать вновь — нашу реношку-то остановили и зажгли, да, но её комп и рация пока целы, и если не орать самому, становится слышно, как страшно кричит её сгорающий заживо пилот. Звон в ушах, искры из глаз, в меня попали, но я уже вижу их паровозик, что лупит очередями, с размаху тыкаю в него бронебойным и мажу, вираж, трассер мимо, рикошеты пуль заставляют мою броню визжать от боли, мой второй выстрел затыкает проклятого паровоза — пилот убит, мне в бок ударяет снаряд и я корчусь в ложементе, боеукладке кранты, ещё раз я выстрелю — и всё. Но мои парни с гребня стреляют, убивая вражеских тракторов, а с тыла к ним подходят чужие МС, сжигают панцер-ягеров, пока наши МС крутят башнями, они садят в них фугасами, ещё залп — и метки на гребне гаснут.
Короткий взгляд на список — и я бессильно плюю в холодный монитор. Нас осталось двое — я и Кальмар. Врагов трое: два МС на гребне и один неизвестно где. У меня лишь один выстрел. Эфир, внезапно лишившись человечьих голосов, хрипит и похрюкивает.
Взрыв на гребне! Калмар садит портфелем в башню одного из выскочивших МС, тот замирает, а второй обьезжает инвалида с кормы и втыкает снаряд ему в двигатель.
— Фэткэт, убей его! — неожиданно спокойно говорит мне рация. Благо, башней вертеть не нужно. Бисмилля иррахман иррахим! Я тыкаю пальцем во врага, пушка бахает последним снарядом и… Безжалостный и немилосердный, ВБР отклоняет мой снаряд, втыкая его в уже мёртвую тушу второго врага.
— Прощай! — спокойно говорит Кальмар перед смертью.
Эфир опять хрипит и хрюкает. Два охотника ищут меня, жертву быструю, но беззащитную.
Хррр хрррр хрррр. Хрррр хрю хрю. Хррр хрю.
Тире тире тире. Тире точка точка. Тире точка.
«Одн з мнй. мгу ебнт. втрй в куст слев. твой.»
— Дупа, Джи Оу Ти. (GOT — получил.)
«ОК. GLD. (радость) не здохн плз.»
— ОК. Вали.
Убитый МС-1 на холме вздрагивает и окутывается дымом выстрела. Через мгновение из-за него вырывается пламя — у врага сдетонировала боеукладка.
Я газую, безумно растрачивая ресурс движка, и успеваю — последний вражеский МС заметил меня, но башня не довёрнута, я бью его носом в корму и мир в ответ бьёт меня по голове всем собой.

***

— Юлия Милютина, оставшись в разбитом танке, смогла в обход компьютера запитать радиостанцию и морзянкой связаться с Михаилом Зайцевым, который остался без снарядов. Бойцы умело скоординировали свои действия, Юлия произвела выстрел из неисправной пушки вручную, а Михаил протаранил последнего врага. Так бойцы, будучи в совершенно безнадёжной ситуации, смогли её переломить в свою пользу и принесли своей стране победу! Напоминаем: в результате победы в этой войне Газпром отменил скидки на газ для Львовского Халифата. Это принесёт в бюджет нашей страны дополнительно два миллиона долларов в год…

Рейтинг: 0

Комменты из Vk:

Оставить комментарий

Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img http="" alt="" height="" src="" width=""> <iframe alt="" height="" src="" width=""> <ul> <li> <ol> <src> <p>

Яндекс.Метрика

Copyleft 2010 - 2016 © Obobrali.ru
Disclaimer
Все права на оригинальные тексты и картинки принадлежат их авторам
Все материалы на сайте рассчитаны на категорию адекватных людей 18+




Авторизация

Регистрация

captcha image

Генерация пароля