Жизнь без торговли с Западом

В свете последних политический событий и реакции хомячков на новости о санкциях с обеих сторон автор обзора встревожился и решил встревожить других, поведав, как это было во времена СССР (напрочь при этом забыв о разнице условий – от политики до доступных технологий тогда и сегодня).
Далее копипаста.

Жизнь без торговли Западом

Санкции, торговые запреты, закрытые границы – сейчас это очень модный инструмент внешней политики. Модный, но совсем не новый. В недалеком прошлом СССР жил как раз в условиях, когда товары с Запада практически не проникали на внутренний рынок. Давайте вспомним, как это было.

Советский Союз запомнился многим прямо-таки вампирской жаждой ко всему заграничному.

 

Достаточно упомянуть фарцовку – уникальное социальное, экономическое и культурное явление («уникальное»… с какой автор планеты?)  Подростки, которые выпрашивали у иностранцев жвачку или меняли ее на пионерские значки – сейчас это многим покажется бредом. А желудочный оргазм при виде колбасных прилавков в обычном европейском магазине – обязательный атрибут любого советского туриста.

Достаточно долго жители всего бывшего СССР представляли себе заграницу, как рай (ага, прям вся страна поголовно верила, что счастье в жизни только во владениях буржуев). Практически каждый побывавший «за бугром» обязательно делился впечатлениями о волшебных часах, проведенных у витрин (где же ещё — больше не на что было часами пялиться), о чудовищных проблемах выбора, когда не знаешь какой сок взять, ведь есть все (разнообразие соков – самый дефицит в Советском Союзе). Сейчас этот романтический образ немного померк, российские супермаркеты точно также завалены йогуртами и колбасами. Но тогда обычные люди были практически отрезаны от всего западного.

Жизнь без торговли Западом

Товарам, чтобы попасть в Советский Союз действительно приходилось преодолевать «железный занавес». Судя по тому, что видели советские люди на полках, сделать это было очень сложно. Мешали им идеологические, экономические и политические заборы. Грубо говоря, что-то советские власти не хотели пропускать через границу, что-то не могли себе позволить из-за нехватки валюты, а что-то Запад просто отказывался поставлять.

Антисоветчина

Проще всего разобраться с идеологией. Борьба с антисоветчиной – это одна из главных фишек СССР. Надо признаться: не очень веселая, закончиться приключение с хранениями и распространением могло вполне конкретным сроком. Конечно, в разное время отношение было разным. Были периоды, когда малейший проступок заканчивался суровым наказанием.

В 70-х подход был уже индивидуальный. Единичный случай, отсутствие старых грехов, раскаяние и, конечно же, магическое поручительство коллектива – человек мог отделаться испугом, выговором и сожженными нервными клетками. Что же было под запретом?

Жизнь без торговли с Западом

Прежде всего, литература. Список запрещенных книг был просто огромный. Через границу не могли пробраться русские писатели-эмигранты. Тут, что называется, без шансов. Нельзя было провезти таких антисоветчиков, как Оруэлл, Берджесс, Генри Миллер. С опаской относились и к представителям более легкого жанра Чейзу, Толкиену, Коллинз и, безусловно, Яну Флемингу.

Чуть менее обширный список был среди музыкантов. Пострадали в основном чуждые советскому миру рок-группы, от Nazareth до Scorpions, к ним же попали Тина Тернер, Майкл Джексон и Мадонна.

Жизнь без торговли с Западом

Был и свой перечень для фильмов. Однако к видеокассетам, которые массово появились уже в годы, когда заболевания Советского Союза стали хроническими, относились проще. Обычно их просто изымали, без последствий. Могли даже вернуть в крайне «заезженном» состоянии.

Самый реальный вариант пострадать во время облавы на владельцев видеомагнитофонов – это попасться на просмотре эротики или, не дай бог, порнографии. Вот тут уже светило знакомство с суровым народным судом.

А вот рассказы о преследовании за кроссовки «Адидас» – это все же фантазии. В СССР правительство закупало и болгарские джинсы, и чешские кроссовки, было и собственное производство. Собственно, закупали даже настоящую фирму, но в таких микроскопических размерах, что какой-то «челнок» из девяностых только посмеется. Так что сажали не за ношение.

Если тебе повезло, и ты каким-то чудом смог купить «Nike», никто тебя трогать не будет. Сажали исключительно за спекуляцию этими кроссовками.

Валютный голод

В Советском Союзе сменялись пятилетки, генеральные планы и генеральные секретари, но одно оставалось неизменным: стране катастрофически не хватало валюты. Собственно именно это, а не какая-то осознанная политика властей существенно ограничивало импорт. С окончания гражданской войны до самого развала Союза проблема валютных поступлений оставалась острой.

Жизнь без торговли с Западом

Нельзя сказать, что их совсем не было. СССР довольно активно продавал на мировом рынке нефть, газ, лом черных металлов, продукцию химической промышленности (в основном удобрения), лес и пиломатериалы.

Правда и расходы были серьезные. Только поддержка коммунистических партий во всем мире сжирала огромные деньги, а там еще оборонку надо было поддерживать, государственные дачи строить. В общем, некоторые цифры того что и где закупал СССР в 1984 году можно посмотреть в таблице.

Жизнь без торговли с Западом

Без чего же приходилось обходиться?

Начнем с того, что практически не ввозили в страну такие достижения западной цивилизации, как телевизоры и видеомагнитофоны. Собственно с иностранной техникой, в том числе и бытовой, было по-настоящему сложно. Достать все это было можно, но в основном с рук или в комиссионках. Цены были космические. Три-четыре тысячи рублей за простейший видеомагнитофон никого не удивили бы.

Справедливости ради надо сказать, что и отечественные модели тоже были недешевые. Например, «Электроника ВМ-12» – первый советский видеомагнитофон – стоил 1200 рублей. Напомним, зарплата инженера 140 рублей. Самое обидное, что и он не лежал в магазине! Собиралась огромная очередь, и возможность купить его получали единицам.

Жизнь без торговли с Западом

Естественно, советский человек был лишен возможности купить что-то из коллекции Домов высокой моды Парижа, но и сейчас это не самая востребованная продукция по объективным причинам.

Гораздо печальней, что обычный ширпотреб, который сейчас продают на каждом углу, на внутренний рынок практически не поступал. В том же 1984 году кожаной обуви было закуплено всего 68,8 млн. пар, но в основном поставщиками стали страны соцлагеря (81,7%). Для сравнения в современную Россию каждый год ввозится 85 млн. пар. Это при отвалившихся республиках и без учета массовых поставок, которые идут в обход официальной статистики.

Кто-то возразит, что и в СССР существовали спекулянты и левая торговля. Существовали. Вот только объемы ее были намного меньше. Государство не на шутку боялась этого явления и довольно активно с ним боролось. Да и возможности у таких предпринимателей были намного меньше. Ни моряки, ни дипломаты, ни гастролирующие актеры не привозили из заграничных командировок десять одинаковых курток.

Жизнь без торговли с Западом

Примерно такая же картина была с продуктами питания, хотя тут объемы закупок были существенно больше.

«Поправка Джексона-Вэника» и другие ужасы

Некоторые товары было просто запрещено продавать в СССР. У Западного мира претензии к коммунизму были всегда. Поэтому так называемые развитые капиталистические страны старались сдерживать развитие экономики страны победившего социализма. Касалось это в первую очередь распространения высоких технологий и всего того, что можно было бы использовать в производстве вооружения. Но не только.

Жизнь без торговли с Западом

Например, в 1953 году одним из заметных успехов советской дипломатии называли торговый договор, подписанный с Аргентиной. Но в нем не было никаких экстраординарных товаров. Советский Союз поставлял уголь и нефть, а из Южной Америки везли шерсть и масло. По нынешним меркам, это вообще несерьезно.

Сейчас больше всего известна так называемая «поправка Джексона-Вэника» в США, но это далеко не первый и не единственный случай дискриминационных мер, с которыми пришлось сталкиваться. Не стоит думать, что имея деньги можно купить все что угодно. Конечно, по сравнению с прошлым веком ситуация значительно изменилась. Компьютеры сейчас производят не только в США, уйдет с рынка Apple, его место займет Samsung. Уйдет и он – появится больше китайских брендов. Но и опыт прошлого забывать не стоит.

Жизнь без торговли с Западом

По сути СССР был вынужден покупать не лучшее или самое дешевое, а то, что мог купить. Ширпотреб везли из Чехии и Румынии только из-за того, что они входили в СЭВ. То есть, платить за него можно было переводными рублями. Активно использовался и бартер. В свободной конкурентной борьбе их продукция неизбежно бы проиграла. Положа руку на сердце, вряд ли бы кому-то хотелось повторения всего этого.

Автор подписался как Встревоженный Макс Усачев

Рейтинг: 0

Комменты из Vk:

  1. Андроников Ираклий
    Избранные произведения (Том 2)

    РИМСКАЯ ОПЕРА
    А теперь речь пойдет о поездке в Италию, когда во Флоренции должен был состояться конгресс Европейского сообщества писателей и большой группе советских литераторов поручено было представлять на этом конгрессе нашу страну. Чтобы быть точным, скажу: в Италию ехала не одна группа, а две. Одна, числом поменее,- шесть человек,- оформлялась как официальная делегация и ехала за государственный счет. Другая, — «числом поболее»,- десять человек,составляла туристскую группу и, естественно, ехала за свой собственный счет. Но по прибытии во Флоренцию участники туристской поездки не только могли, но должны были выступать на конгрессе, а затем,- уже в Риме,- участвовать в беседах за круглым столом с итальянскими литераторами.
    Я попал во вторую группу.
    Группа была отличная! Довольно сказать, что в нее входил Виктор Борисович Шкловский — человек бесконечно талантливый, неожиданный в ходе мысли, оригинальный, умный и острый. Со своим, очень своеобразным, стилем и в разговоре и в книгах. Уже давно пожилой, но полный энергии, живых интересов, очень контактный, добрый, неприхотливый. В таких поездках с ним очень легко и просто… Нет, группа была прекрасная!
    Когда мы узнали, что едем в Италию, то, посоветовавшись, решили немножко дополнить наш туристский маршрут. Мы — писатели. И в Милан нас не возят. Туда возят музыкантов, певцов. А нам тоже хотелось побывать хотя бы денек в Милане, а вечером — на спектакле «Ла Скала». В ту пору этот театр в Москве еще не бывал, и впечатления, которые мы жаждали получить, были бы, конечно, еще повей и острей, чем сегодня.
    Предложен был план: я от имени группы иду в «Интурист» и прошу, чтобы здесь, в Москве, от нас приняли дополнительную сумму в рублях, а что он «Интурист» — договорится с итальянской туристической фирмой о том, чтобы она внесла в наш маршрут Милан и «Ла Скалу». Расчет был на то, что я сумею заговорить сотрудников «Интуриста».
    Я взялся за это дело и, лично считаю, что выполнил его довольно успешно. Через десять минут после появления моего в «Интуристе», по телефону стали отвечать:
    «Позвоните через двадцать минут, идет заседание». А к концу дня договорились с Италией: мы вносили в Москве нужную сумму в рублях, а фирма включала в нашу программу Милан и оперу «Тоска» с участием Марии Каллас, Джузеппе ди Стефано и Тито Гобби.
    Но так случилось, что задержались три визы. Пошел разговор о том, что, может быть, придется нам лететь всемером, а трое «подъедут». Но мы уперлись, говорили, что всемером не хотим, деньги — наши, можем и совсем не лететь… Пока мы исторгали эти тирады, визы пришли. Но до начала конгресса оставалось уже мало времени. Поэтому нас, как говорится, «перекантовали». В аэропорту Шереметьево сунули во французскую «Каравеллу», перекинули на аэродром Орли близ Парижа, пересадили еще в одну «Каравеллу» и доставили в Рим. В Риме мы сели в поезд, который под утро доставил нас во Флоренцию. И к девяти часам мы уже пошли на конгресс. А «Ла Скала» в Милане благополучно попела без нас.
    Не стану распространяться о том, каков был конгресс; скажу только, что он был представительным и посвящен важной теме: «Литература в ее связях с кинематографом и радиотелевидением». И от того, что телевидение представляет новейший способ общения людей,- все выступавшие так или иначе касались телевизионных проблем.
    Точки зрения совпадали далеко но во всем. Многие из наших зарубежных коллег жаловались, что телевизор превращает читателя в зрителя, а это катастрофически сказывается на тиражах книг. Писателю становится жить все труднее. Он не нашел места на телевидении, за исключением тех, кто пишет для телевидения сценарии многосерийных фильмов. Популярность писателя падает.
    Мы отвечали, что у нас есть свои сложности, но в нашей стране с каждым годом читают не меньше, а больше. И, кажется, ни один писатель не говорил, что телевидение лишает его популярности. Напротив. Популярность растет. Словом, был интересный конгресс. Потом, через несколько лет, «сообщество» это распалось…
    Но вернемся к конгрессу!
    Тут надо упомянуть про одну небольшую подробность.
    Когда группу советских литераторов избрали членами Европейского сообщества писателей — нас пригласили в Москве в нашу писательскую Иностранную комиссию и, пожимая нам руки, вручили маленькие книжечки без «начинки», в сафьяновых переплетиках. На обороте лицевой корочки напечатано было, что член Сообщества имеет право бесплатного посещения итальянских библиотек и музеев. В Москве-то мы не очень оценили эти права. И даже кто-то из нас в шутку сказал тогда: «Я не пойду сегодня обедать в Центральный дом литератора. Я тороплюсь в Болонью, хочу прочесть бесплатно сегодняшнюю «Литературку». Острили. Но когда подошло время отъезда, поняли, что книжечка эта — крайне полезная вещь.
    И вот — Флоренция. В Палаццо-Веккио идет заседание конгресса. А шесть шагов отступя от этого здания, отделенная узенькой улочкой — галерея Уффици, флорентийский Эрмитаж. Сергей Антонов пробирается по рядам и мигает мне пальцем:
    — Ты уже был в галерее Уффици?
    — Не успел.
    — Слушай, пока бормочет этот толстяк, пойдем в Уффици на двадцать минут, покажем вот эти книжки… Пропускают сколько угодно раз. Я уже был. Постоим у картин Боттичелли.
    Проходим бесплатно в галерею Уффици, любуемся полотнами Боттичелли. Через двадцать минут возвращаемся. Объявляют имя Алексея Суркова. Великолепная речь. Оживление, аплодисменты. Объявляют зарубежное имя. Речь интересная. Аплодисменты. Объявляют перерыв на полчаса для пития ликеров и кофе. Даниил Гранин подходит:
    — Ты в галерее Уффици Боттичелли найдешь? Только возьмем с собой Казакевича…
    И надо сказать,- много хорошего увидели мы с этими книжечками. По нескольку раз забегали в Уффици. А другие музеи! Сергей Антонов — самый из нас методичный, трудолюбивый, серьезный (не говоря о таланте!) умудрялся ходить по музеям до завтрака, между завтраком и утренним заседанием, во время перерывов, до обеда, после обеда и даже во время вечернего заседания, не пропуская при этом ничего важного па конгрессе. Понятно, что он успел осмотреть чуть ли не половину флорентийских музеев! Я говорю «чуть ли не половину», потому что во Флоренции несколько десятков музеев и для того, чтобы их осмотреть, мало книжечки. Нужно иметь много свободного времени и крепкие ноги.
    Но все имеет конец, закрылся конгресс, мы снова распались на две группы. Старшую группу еще до Рима куда-то должны были повезти. А нас посадили в автобус и повезли прямо в Рим. Там с нашими друзьями мы должны были жить в разных гостиницах, а встречаться только за круглым столом во время бесед с итальянскими литераторами.
    В то время транситальянская автомобильная трасса еще не была готова. Ехали мы по узеньким старым дорогам, через Перуджу, Ассизи — замечательные итальянские городки, останавливались, осматривали неторопливо великую архитектуру Возрождения, гениальные фрески. Все, что ты знал об Италии прежде, оживало и «становилось на свое место».
    Ехали мы целый день, в Рим прибыли поздно, разместились в «Альберго имперо». Я попал в один номер с Эммануилом Генриховичем Казакевичем.
    Мало сказать, что это был человек замечательного таланта, с глубоким философским взглядом на мир. Нет, это писатель какого-то особого склада лирик, очень глубокий, музыкальный, пластичный… Когда он задумывался, лицо его приобретало строгое, почти суровое выражение. При этом он был одним из самых веселых людей, каких я когда-либо знал. Остроумный, с тонкой выдумкой, он не чурался самых незамысловатых шуток и каламбуров. В нем не было ничего от тех остряков, которые сами смешат поминутно, а на шутку другого даже не улыбнутся. Казакевич, если только можно было из вежливости скривить губы, чтобы не обидеть бедного юмором, закидывал голову и хохотал громче всех.
    По дороге, в автобусе, где, кроме нас и нашего провожатого, посторонних никого не было, кто-то предложил делить слова так, чтобы получались подобия имен и фамилий. Прямо скажем: незатейливая игра! Берется слово, ну хотя бы фамилия Веневитинов. Рассечь — получается Веня Витинов. Или фамилия Бенедиктов: Беня Диктов.
    Все сочиняли. Я не мог выдумать ничего.
    Казакевич ко мне подходил:
    — Как! Вы еще ничего не придумали? Это — позор! Вы же профессиональный писатель. Неужели вы не можете сочинить каламбур?
    У меня ничего не выходило.
    Казакевич строго шептал:
    — Мне за вас неловко перед товарищами! Хотите, я подарю вам свое, а вы скажете, что, наконец, сочинили? Я понимал, что он шутит, и все же невыносимо страдал. Казакевич подходил снова:
    — Не выдумали? Я дарю вам первоклассную вещь:
    велосипед — Василиса Пед!..
    …Как-то раз, уже в Риме, я предложил ему совершить ночную прогулку. Он отказался — устал. Я пошел с Граниным и Антоновым. Ходили мы, наверно, часа три. Долго стояли возле знаменитого Колизея.
    Когда я, стараясь не разбудить Казакевича, тихонько вошел в нашу комнату, он, не открыв глаз, спросил:
    — Что вы так долго?
    — Как жаль, что вы не пошли. Прогулка была изумительная!
    — Вам кто-нибудь встретился по дороге? Я поднапрягся и сказал:
    — Да.
    — Кто?
    — Коля Зей.
    Казакевич открыл глаза и быстро сел в постели.
    — Вы сами это придумали?
    — Ну а кто же!
    — Я проверю. Он был один?
    Я напряг мозги до последней возможности и сказал:
    — Нет, с ним была целая рота Зеев. Казакевич выдохнул и упал навзничь.
    — Вы не можете представить себе, как вы меня обрадовали! Я просто страдал от того, что в этой игре вы оказались такой бездарностью!
    Но это было потом, через несколько дней. А в ту ночь, когда мы приехали, мы рассказывали друг другу разные истории и так хохотали, что швед, живший за стенкой, прислал сказать, что он сделал попытку заснуть, но она окончилась неудачей.

    — Заснет с третьей попытки,-сказал Казакевич мне.- Но за это медаль не дадут.
    Шведу мы обещали шуметь тише. Но вскоре забыли о нем. Заснули под утро.
    Спали недолго. Вскочили. Открываю я складные ставни этого старенького отеля, высунулся в окно… Боже мой! Под окном — римская опера!
    Я поскорее оделся и побежал смотреть, что идет.
    Первый плакат возвещал, что во вторник представлена будет онера Рихарда Вагнера «Моряк-скиталец» в исполнении Байрейтской труппы (ФРГ). Цены повышенные.
    Конечно, хорошо было бы послушать оперу Вагнера в исполнении именно Байрейтской труппы, которая до сех пор, с вагнеровских времен, считается лучшим интерпретатором музыки Вагнера. Но приехать в Италию и пойти слушать немецкую оперу, на немецком языке, в исполнении немецких артистов?.. Словно в Италии нет своей музыки! К тому же и цены повышенные..
    Я перешел к другому плакату, на котором было означено, что в четверг будет исполнена опера Рихарда Штрауса «Розенкавалиер» — «Кавалер роз» в исполнении байрейтской труппы. Цены повышенные.
    По тем же соображениям я перешел к третьему объявлению, которое гласило о том, что в воскресенье в пять часов дня пойдет опера Умберто Джордано «Андреа Шенье» с участием Марио дель Монако. Цены обыкновенные.
    Я пошел узнать, сколько стоит билет. Мне пояснили, что среднего качества билет стоит четыре тысячи лир. В моем кармане к этому времени оставалось пять с половиной тысяч. Не будем обольщаться треском этого слова: тысячи. По курсу того дня пять с половиной тысяч равнялись девяти рублям.
    Я не стал покупать билета, а воротился в гостиницу.
    Наши завтракали.
    Я спросил:
    — Кто пойдет со мною в римскую оперу?
    Все перестали есть. Виктор Борисович Шкловский спросил:
    — Что идет? Я сказал:
    — Идет опера Джордано «Андрей Шенье». Поет Монако.
    — Мы не знаем, что за опера. Объясни подробно.
    Я сказал:
    — Джордано умер сравнительно недавно — в тысяча девятьсот сорок восьмом году. Но принадлежал к той группе итальянских композиторов-веристов начала века, которую возглавляли Пуччини и Леонкавалло… По сравнению с ними Джордано так себе, послабее. Но все-таки неплохой. У нас опера эта не шла, я знаю отдельные номера, в записи.
    Шкловский, набирая силу звука и уже горячась, сказал отрывисто:
    — Уговорил! Не пойдем! Не пойдем слушать «так себе». Слушай сам. А нас оставь. Я в Москве никогда не бываю в Большом театре. Мне не с чем сравнивать. И вообще ты живешь неправильно. Мы приехали в другую страну, хотим видеть ее народ, слышать его дыханье, видеть движение толпы, слушать речь, которой не понимаем. А ты нас ведешь в театр, где на непонятном языке поют про французскую революцию. Мы поэзию Андрея Шенье знаем лучше, чем дирижер. Иди сам! И не уговаривай! На какие деньги ты собрался в театр?.. Ай, ай! Деньги не наши, но все-таки надо подумать. Я не предлагаю тебе барахольничать, по в Москве у тебя есть семья и по возвращении тебе надо будет доказывать, что ты о ней иногда вспоминал! Делай как знаешь. Мы не пойдем. В этот день мы заняты! Мы поедем смотреть, как римский папа будет выезжать из Ватикана в церковь святого Джузеппе.
    Я сказал:
    — Вы много его увидите,- папу.
    — Откуда ты знаешь? Ты здесь не бывал.
    — Я не знаю, а думаю.
    — Что ты думаешь?
    — Думаю, что папа не будет останавливаться, чтобы с вами поговорить. Промелькнет в машине, и все.
    — Ага! Значит, ты говоришь, что нам не будут показывать папу? Все равно: поедем смотреть, как нам не будут показывать папу.
    Я подумал: «Не хотят! Не надо. Но я же должен был предложить?» Кстати, я тоже мог посмотреть на выезд папы: папа выезжал в половине четвертого, а опера начиналась в пять. И когда в воскресенье нашим подали огромный автобус, я первым в этот автобус залез.
    Приехали к собору святого Петра. Вся левая сторона площади запружена огромной толпой, но сквозь тесноту проложен был коридор, в котором на мотороллерах сидели те, кто составлял эскорт папы, готовый ринуться по первому знаку. Дрожали рули в руках, завивался бензиновый
    дым. Было очень холодно, очень ветрено, шел сухой снег. Время мое подошло. И вместе с гидом — очень милой женщиной, мы сели в тот же автобус и отправились к опере. Прошли сквозь толпу в вестибюль. Постучали в окошечко. Билета, который фирма должна была заказать на мое имя, нет. Над кассой табличка — аншлаг.
    Разыскали администрацию. Гид рассказала, что я «совиетико» и «скритторе» писатель, имею отношению к музыке, выступал в филармонии в Ленинграде (тут уже все было пущено в ход). Администратор, не вынимая левой руки из кармана, протянул мне талон. Я прильнул к окошечку кассы и приобрел билет в бельэтаж, в боковую ложу… за пять с половиною тысяч лир!
    Гид простилась со мной. Я вступил в коридоры театра, не в силах понять:
    Поет Монако.
    Пора начинать спектакль.
    Билетов нет.
    Публики тоже нет.
    Только в первых рядах партера сидели пожилые длинноспинные иностранки в мехах, с биноклями и программками. Немного скучающих лиц дожидалось начала — в ложах, на балконах, на галерее. Свет еще не погас — из оркестровой ямы всплыл дирижер. По случаю дневного спектакля — не пластрон с белым бантом, а галстук. Хотя черный фрак, но серые брюки. Постучал палочкой. Стало темно. Увертюра пошла… Поплыл занавес.
    До конца первого акта знаменитых дуэтов и арий нет. Так кто же станет спешить к началу! Но я же про это не знал! Те, что пели,- хорошо пели. Но все же мысль, правильно ли я употребил свои капиталы, несколько меня беспокоила. И, слушая оперу, я размышлял в то же время о том, как представить нашим в гостинице свою, как говорили в XVIII веке, конфузию как несомненную, как говорили в том же XVIII веке, викторию. Но подобные размышления могли меня занимать только по той причине, что я не бывал в Италии.
    Перед концом первого акта — знаменитая «Импровизация» Андрея Шенье. Монако спел ее превосходно. Зрительный зал чуть не лопнул от бури восторга… Зажегся свет, я глянул!!!
    Театр был переполнен так, что галереи, балконы и ложи гнулись! Все вывешивалось, как виноградные грозди через садовую стену на романтическом полотне. В зале стало тепло, душисто, торжественно, радостно, возбужденно!
    Пошел второй акт. Я-то думал, что Марио дель Монако будет лучшим! Не был он лучшим! Другие были не хуже!
    В этом спектакле пел знаменитый современный баритон Джианджакомо Гуэльфи высокий, слегка полнеющий красавец. Тот самый Гуэльфи, который позже в составе миланской труппы приезжал к нам в Москву, провел на репетиции первый акт «Лючии ди Ламермур», охрип и, не спев ни одного спектакля, улетел обратно в Италию. Но в Риме-то он не охрип! Там он пел во всю широту и во всю красоту своего голоса! Да как пел! Как играл, посмотрели бы! Он расхаживал по сцене с непринужденностью и свободой, с какой другому не пройти по собственной комнате. Он исполнял партию благородного соперника Андрея Шенье — Жерара. Оба любят одну. А для нее жизни нет без Шенье. И она умрет в тот самый час, когда узнает о его казни.
    Гуэльфи ходил, стоял, жестикулировал, совсем как те итальянцы, что теснились у входа. Но именно потому, что он был так раскован, это был совершенно достоверный герой времени Великой французской революции. Мне кажется, образ получался таким живым оттого, что из-за Жерара выглядывал краешек самого Гуэльфи. Так бывает, когда изображение наклеивается на паспарту и сразу становится живее, параднее, начинает казаться выпуклым. А кроме того если подумать: ведь не мешает нам, когда мы читаем роман, следить за тем, как автор пересказывает мысли своих героев, тогда как никто не может знать этих мыслен, потому что герой никогда не высказывал их. И нам это не мешает, а помогает. Мы верим в эту условность, принимаем ее. Мало того: в романе едва ли не самое интересное не поступки героев, а то, что думает о них автор. Вот так же интересно было наблюдать, как из-за «кромки» Жерара выглядывал чуть-чуть сам Гуэльфи. Он был образом. И в то же время автором этого образа.
    Во втором акте арию какой-то скорбной старухи исполнила молодая певица. Чудный голос, хорошо пела, в программке было указано, что это — дебют. И зал высоко оценил ее. Ее вызывали на «бис». И долгие ровные аплодисменты говорили о том, что ее сценическая судьба решена.
    Счастье изображалось в ее глазах, она низко кланялась, улыбалась, стали забавными нарисованные морщины — они уже не могли соответствовать улыбкам и всему поведению ее молодого личика.
    Гуэльфи стоял, подбоченясь, и очень довольный смотрел на ее поклоны, пока не решил, что пора двигать спектакль дальше. Тогда мягким и властным движением руки он выпроводил ее со сцены (это был благородный Жерар). И слегка потрепал по плечу: «Молодец, хорошо спела…» (И это был уже сам Гуэльфи.)
    Трудно предположить, что и этому помогал режиссер. Не сомневаюсь, что живые итальянские позы, и жесты, и свобода, с какой он держался на сцене, были импровизацией, шли от собственной инициативы Гуэльфи. Но так достоверно выражал он XVIII век; потому, что где-то оставался итальянцем двадцатого. Ибо, играя, не реконструкцию создавал, а, скорей, ретроспекцию — взгляд из XX в конец позапрошлого века.
    Но все это было, покуда шли сцены. Когда же дело дошло до арии, Гуэльфи вышел на авансцену, встал против дирижера и начал работу.
    И вот совершенно так же, как скрипач, который прижимает к подбородку свой инструмент, и сливается с ним, и закрывает глаза, и тянется за смычком, и ставит лакированный туфель на «полуносок»… H мы понимаем, что он работает! И нам не мешают эти телодвижения, а помогают!..
    Так же, как виолончелист кренится над своим инструментом, и выкусывает губы, и раскачивает головой, словно конь, везущий в гору тяжелую кладь, и весь уходит в звук, который еще не родился. И мы наблюдаем самый процесс рождения музыки, как бы соучаствуя в нем, и понимаем, что музыкант работает…
    Вот так же работал этот певец!
    Когда ему надо было опереть звук, он приподнимал плечи и чуть-чуть откидывался… И зал тоже откидывался.
    Когда он исполнял распевные фразы, он и руками пел, «пассируя» ими. И зал следил за его руками и шевелился.
    Когда ему предстояла высокая нота, он принимал позу, словно собирался выжимать тяжесть. А получалось легко. И зал вместе с ним с легкостью брал эту тяжесть и ликовал.
    Когда же дело дошло до последней — мощной, «героической» ноты (кажется, это было верхнее ля-диез), что началось тут — того описать не можно!..
    На всякую реакцию потребна хотя бы доля секунды! Не было здесь этой доли! Когда певец сомкнул губы, театр взорвался. И рухнул! Рухнул стеной аплодисментов, восторга, радости, благодарности, выкрикивая имя Гуэльфи. И гремел до того мига, когда палочка поднялась… И тут на оркестр, па сцену внезапно обрушилась тишина! Словно зал выключили, как выключают свет. Никаких аплодисментов, означающих: «Мы не хотим слушать ваших, подавайте нашего!» и «Вернись назад!», «Повтори!» — ничего этого не было! Все в тот же миг ушли в действие оперы. И могло показаться, что дирижер выполнил страстное желание зала.
    Но когда перед последним актом дирижер поднял оркестр «на бенефис» и кинжальный прожектор выхватил его фигуру из темноты, ему выкрикивали из зала неудовольствия за то, что не давал «бисов».
    Певица — Антониетта Стелла: золотоволосая, кареглазая, высокая, с тоненькой шеей, с тоненькой талией, плечеобразная, бюстообразная, необычайно подвижная, легкая. Исполняет трагическую роль, кажется, что на глазах слезы. II в то же время видно, как ей нравится петь! И что это не только спектакль, но и концерт. И не только концерт, но и блестящее состязание, от которого в выигрыше решительно все — и артисты и публика. И оттого, что мы видим на сцене мрачные своды тюрьмы, впечатление не меньше, а больше!.. А голос какой у нее сопрано! Но когда звучали низы, это было уже не сопрано, а какой-то сладостный вопль. И казалось, зал от наслаждения темнел, словно был плюшевый и его погладили слегка против ворса.
    Не подумайте, что я хочу умалить искусство дель Монако. Он пел прекрасно и прекрасно играл. И выглядел авантажно: в белой рубашке, перепоясанной цветным шарфом, на каблуках… Но вот казалось, он заранее знает, как он споет и как сыграет Шенье. А эти?!
    Впечатление было такое, что они и сами не знали, как все получается. Но знали, что будет прекрасно. Так бывает во сне. Еще не знаешь, что за музыка будет, а знаешь, что будет — согласная, самая нежная, именно та, которой ты никогда не слыхал, но мечтаешь услышать.
    Да, трудно было поверить, что в этой импровизации участвовал режиссер. А он, разумеется, был.
    Мне показалось, что миланская опера более «зарежиссирована», там все время видна рука постановщика.
    Конечно, после того как «Ла Скала» приезжала в Москву, можно сказать, что мы видели и слышали итальянскую оперу. Но мне думается, что мы видели и слышали ее только наполовину. Мы видели и слышали, что происходит на сцене. Но не видели итальянской публики. А то, что происходит в зале, стоит того, что происходит на сцене. А все потому, что весь зал — это те же Гуэльфи, которым природа не дала его голоса. И воспринимают они Гуэльфи так, словно он сдает им экзамен. H это оценка особая — суждение знатоков, которые оценивают пение не только в целом («хорошо пел!»), а упиваются каждым звуком, каждым вокальным приемом своих любимцев.
    «Так себе» оказалось совершенно хорошей оперой!.. Да что говорить! Здорово было! Я вспомнил, как школьником после спектакля дожидался у артистического подъезда тбилисской оперы выхода знаменитых певцов, чтобы получше их рассмотреть… Но, сообразив свои лета и положение, медленным шагом воротился в гостиницу.
    Наши ужинали.
    Шкловский спросил:
    — Ну как?
    — Замечательно!
    — Расскажи.
    Я рассказал.
    Шкловский загорелся, заволновался:
    — Ты правильно сделал, что не послушал нас! Мы тебя неверно учили. Ты счастливый. Ты догадался в Италии пойти в оперу. Если бы ты не пошел, тебя в Москве дети прогнали бы из дому. Правильно сделал. Сколько истратил?.. Ай, ай! Много. Но нам не жаль твоих денег, потому что ты хорошо их истратил. Ты выиграл! И не бойся. Ты — не один. Нас много — будем брать кофе себе, возьмем и тебе чашку. И даже со сливками. А может, даже и с булочкой. Не огорчайся!
    Я сказал:
    — О каком огорчении ты говоришь? Я очень доволен.
    — Ну, тогда и мы счастливы! Нарежем это счастье на порции и раздадим всем, потому что у нас ничего не вышло. Мы папу не видели. Он ездит быстро, и мы его пропустили, а потом не поняли, что толпа будет ждать его возвращения, и продолжали стоять. Было холодно, и мы чихаем. Ты счастливее нас.
    Другие с ним согласились.
    А потом об этом забыли. Действительно — важная вещь: один из десятерых был в театре! И больше речи об этом не возникало до самого дня отъезда.
    Но когда наши чемоданы лежали уже в вестибюле и автобус стоял у подъезда, чтобы отвезти нас на аэродром, появился представитель фирмы, которого мы, кажется, ни разу не видели. Он сказал, что дирекция поручила ему передать нам пожелание счастливого путешествия и взять обещание: если мы снова соберемся в Италию, контактироваться только с их фирмой. И ни с какой другой.
    — Ваш визит вызвал широкий отклик. Многие газеты поместили сегодня статьи о том, что следует укреплять эти контакты. Пишут о ваших докладах. Очень интересны были дискуссии за круглым столом. Дирекция приглашает вас приехать на более долгий срок… Нет ли у вас претензий?
    Претензий не было.
    Он простился, вышел в стеклянную вертящуюся дверь, вернулся в вестибюль и сказал:
    — Я совершенно забыл. Мне говорили, что синьор Андроников посетил спектакль римской оперы и приобрел билет за пять с половиной тысяч лир. Фирма желает сохранить с вами добрые отношения и поручила мне вернуть ему эту сумму.
    Все оживились:
    — А нам?!.. Он сказал:
    — Спектакль в Милане, который вы рассчитывали посетить, прошел раньше, чем вы приехали. Фирма не считает себя ответственной за то, что вы не попали в Милан. Что же касается синьора Андроникова, он слушал оперу, будучи гостем Италии…
    И он вручил мне деньги, которые истратить было уже невозможно: через двадцать минут мы должны были подняться на борт самолета. И все же я был очень доволен и смеюсь до сих пор, когда вспоминаю эту историю. Видно, законы античной поэтики объективны: добродетель вознаграждается! Ну, а кроме того, я понял уже окончательно, навсегда:
    ЕСЛИ ЛЮБИШЬ МУЗЫКУ, ТО ЛЮБИ!

    Рейтинг: 0
  2. Предыдущий мой камент, сами понимаете, к чему. Не надо гнать на всех людей свою тупую колбасную гонь.
    Да и вообще текст какой-то невнятный. Кого автор пытается напугать? Тех, кто прошел девяностые? Так в СССР было не в пример лучше и легче. Кроме того мир реально поменялся за последние двадцать лет. И желающих продавать в рашку свои товары вполне хватает и без гейропиндосов. А уж желающих делать это вопреки гейропиндосам не просто хватает, а с избытком (впрочем, среди них есть и те, кто и желает, да не может). Но дело даже не в этом.
    Дело в том, что на поверку советский железный занавес оказался довольно полезной штукой. Автор поста, например, превозносит кучи ширпотреба, а реально от них один вред. Три четверти этого говна вообще использовать нельзя по назначению. А значит, все это — ширма по отмыванию денег в массе своей. Ну и? И нафига это надо?
    Конечно, восстановление занавеса вряд ли приведет к развитию производства внутри страны. Во всяком случае не быстро. И все-таки куда интереснее было бы производить самим хотя бы толковый ширпотреб (как это делают белорусы, например).
    Лично меня во всех этих войнах санкций беспокоит только одно — наши операционные системы на компах сплошь и рядом пиндосские. Не, у меня на компе нет ничего секретного, воруйте наздоровье! Но вот если все эти операционки откажутся работать, будет грустно.
    Кстати, программа Скайп позавчера свалилась со всех носителей Винды XP. Видимо, мелко-мягкие пытются судорожно продать еще ..дцать копий своей говновинды 8

    Рейтинг: 0
    • Shandor, твой предыдущий комментарий слишком объёмен для такой формы — тянет на отдельный пост (потому и фильтр сработал).
      м.б. админ так и решит — запостить отдельно, а тут дать ключевые слова и ссылку? *DONT_KNOW*

      Рейтинг: 0
      • Да, я и не против.
        Ираклий Андроников — один из моих «кумиров» с детства, и поделиться его взглядами на музыкальную культуру почту за честь.
        Надеюсь также, что это не нарушит ничьих авторских прав. Сам Андроников был в достаточной степени бессеребреником (да хоть бы и приведенная мною история — тому ярчайшее свидетельство), но я ничего не знаю о его наследниках.
        :-)
        PS. Если бы слово «интеллигент» однозначно обозначало вот такого человека, то я стал бы интеллигентом. Увы, это не так.

        Рейтинг: 0

Оставить комментарий

Примечание - Вы можете использовать эти HTML tags and attributes:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> <img http="" alt="" height="" src="" width=""> <iframe alt="" height="" src="" width=""> <ul> <li> <ol> <src> <p>

Яндекс.Метрика

Copyleft 2010 - 2016 © Obobrali.ru
Disclaimer
Все права на оригинальные тексты и картинки принадлежат их авторам
Все материалы на сайте рассчитаны на категорию адекватных людей 18+




Авторизация

Регистрация

captcha image

Генерация пароля